Для чего родился Христос?


Профессор Алексей Ильич Осипов

Многие задаются иногда вопросом: в чем же значение праздника Рождества Христова? Родился Христос. А что Он по большому счету принес в наш мир? Что Он дал? Конечно же, у истинно верующих такого вопроса не возникает. Но люди разные, и подобные вопросы у них есть.

«Даже рабство не отменил!»

Давайте предположим, как эти люди думают. Действительно, зачем Христос нужен? Говорят: «Христос — это наш Бог, наш Спаситель!». А кто-то язвительно так спрашивает: «Да? А от чего Он спас? От греха? А что это такое? Перестали грешить? — Грешат. От смерти спас? Перестали умирать? — Умирают. Так что же Он сделал? А посмотрите, сколько страданий в мире, это же просто не перечесть! Какие ужасы творятся! Сколько еще миллионов от голода просто умирает. А уж если говорить о войнах, о болезнях, то здесь даже и вообразить невозможно, до чего это страшно…».

И вот Христос рождается. И Церковь готовится к этому. Мы держим пост, молимся, особо готовим душу и тело. Ведь пост — это не просто неядение чего-то скоромного, а особое воздержание всех чувств: и чувств тела, и чувств души.

Что значит «чувств души»? Церковь призывает посмотреть в себя. Хотите узнать, кто вы на самом деле? Это несложно. Надо посмотреть, какими мыслями вы живете, какими целями, надеждами, желаниями.

Обычно как человек думает: «Я знаю, чего я хочу. Я хочу быть богатым, здоровым, успешным, я хочу всем нравиться. А про себя мне всё ясно». А получается, мы хотим достичь идеала жизни паразита аскариды, которая копается в желудке во всех необходимых ей благах. Изобилие всех благ земных — для нее. Оказывается, вот чего мы хотим и к чему стремимся.

А еще чего-нибудь хотим? А не хотим ли посмотреть на себя и узнать, как далеко мы от действительного идеала?

Человек, если желает посмотреть на себя, то по своим мыслям, желаниям, чувствам, намерениям, целям увидит, кто он. Кто он есть по существу, а не по этим внешним формам поведения, деятельности, обращения. Потому что мы же знаем, что очень часто фасад здания совсем не соответствует тому, что внутри.

А какой чаще всего вопрос мы задаем Богу? Оказывается, «за что?». Даже у воцерковленных людей такие вопросы возникают: «За что меня Бог наказал? Чем я хуже других?». Мы часто боимся признаться даже сами себе в таких вопросах и мыслях.

А действительно, как же понять пришествие Христа? Для чего Он родился, если Он ничего внешнего не сделал? Ведь мог бы Он родиться сыном императора и стать императором, в конце концов. И мог бы действительно человечеству великие блага принести — и в материальном отношении, и в социальном. Ну отменил бы рабство, хотя бы!

Не отменил. Не отменил, вы подумайте только! А уж накормить-напоить всех — и говорить-то нечего! Тогда бы христианство все приняли…

Но если посмотреть на историю, мы увидим, сколько было гонений на христианство. Сколько возникло еретических движений, сколько было переворотов, в том числе дворцовых, сколько войн. У людей, интересующихся Церковью, возникает вопрос: «Что дало христианство человечеству?». Всё, кажется, по-прежнему. Мир такой же кровожадный, кровь льется. Так же рождаются убогие, инвалиды, всё исполнено того, от чего так жаждет освободиться человек. И вдруг говорят: Спаситель.

Грех — это то, что ранит меня

Но самое страшное рабство — это не рабство тела. Христос сказал: «Делающий грех есть раб греха». Один из историков первого столетия нашей эры, Эпиктет, так говорил: «Кто свободен телом (то, о чем сейчас говорим — «права человека», «свободы человеческие»), но не свободен душой, тот раб. И напротив, кто хотя не свободен телом, но свободен духом, тот истинно свободен». Исаак Сирин пишет позднее: «Невежественная свобода». Для нас это очень важно, когда поставлен вопрос о том, что же сделал Христос и что Он принес человеку.

Что же составляет суть человека? Что в нем является самым главным?

В человеке идет постоянная борьба двух начал. Еще Тютчев писал: «Ах, две души живут в груди моей, и рвутся врозь, и жаждут разделения». Как много мы говорим о внешних войнах! Сколько копий ломаем, кто прав, кто виноват… Сколько обвинений, согласий-несогласий! Здесь мы борцы. И совсем не смотрим на то главное, что порождает все эти внешние вещи — та борьба, которая происходит внутри человека. Достоевский хорошо сказал: «Дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей».

Плоть — это не только тело. Под плотью разумеется вся совокупность жизненных запросов тела прежде всего, и затем души. А душа очень многого просит. Она тоже просит своего комфорта, так же как и тело.

В чем состоит комфорт, если говорить о чисто эстетических параметрах? Чтобы мой глаз, мои чувства, мой слух, мое зрение находили удовольствие, удовлетворение. И это касается особенно душевных потребностей, чтобы ко мне относились хорошо, всюду царила справедливость, благожелательство, вежливость, культура. Это уже не тела касается, но душевного состояния.

Что здесь плохого или хорошего? С одной стороны, это естественное стремление человека сидеть не на каком-нибудь пне корявом, а на хорошем кресле. Естественное стремление к внешним удобствам тела и души. И в этом смысле я даже не могу сказать, хорошо это или плохо. Это естественно.

Хорошо или плохо, что мы дышим? Мы же хотим, чтобы воздух все-таки был чистым. Но это естественное стремление, оказывается, только до поры до времени естественное, поскольку есть некая грань, перейдя которую оно становится противоестественным.

Да, противоестественным. Мне естественно покушать, но… Естественно выпить, но… Естественно вступить в брак, но… Разве мы не знаем, сколько здесь «но»? Мне естественно, чтобы было удобно в доме, но… Мебели не должно быть? — Должна, но какая? И так далее, без конца. Этому нет конца и не будет.

Для светских людей можно бы сказать и иным образом, что, оказывается, можно перейти грань того, что действительно для меня полезно, а что для меня может быть и вредно. Еда — это необходимо и полезно. Но объедаться — извините, и врачи, медики все прямо скажут: «Нужно есть все-таки нормально!». А что такое нормально? Как измерить нормальность?

Помню, один человек лежал в больнице, ему сказали: «Необходимо кушать пять раз в день». А другому сказали противоположное — пить только сок. Для этого больного противоестественно кушать бутерброд, иначе его слабый организм не выдержит. На святоотеческом языке эти отклонения от того, что действительно человеку необходимо, противоестественные для него вещи именуются грехом.

Грех — это то, что вредит. Выпить можно, но напиться — нет. Есть можно, но не объедаться. Но мы же не можем остановиться! Самое правильное питание какое: остановиться в тот момент, когда чувствуешь, что еще немного хочется есть. Но человеческий организм устроен так, что ему хочется запасаться впрок. И вот этот запас, когда мы в себя всё вливаем или проглатываем, оказывается тяжелым избытком.

То же самое и с душой. И грех, оказывается, это любое действие, против того, что присуще моей человеческой природе. Вот что является грехом. То, что противоестественно, то есть вредно. То, что ранит меня.

Только любовью можно всё победить

«Что такое грех, — часто думают люди. — Вот Бог дал какой-то закон, просто дал, и всё. Если мы его нарушаем, мы погрешаем против того закона, который Он дал, то есть против самого Бога, и теперь за это ждите расплаты…»

Нет, оказывается, грех — это совсем другое. Иоанн Богослов об этом пишет: «Грех есть беззаконие». Мы нарушаем природу нашу человеческую, устроенную так Богом — закономерно устроенную». «Не нарушайте законы, иначе вы себе повредите!» — вот в чем грех. Не против того, что Бог установил вот этим двуногим, чтобы им не очень хорошо жилось на земле, нет! Наша природа вся закономерна, прекрасна, чудна – не нарушай ее!

Когда нарушаем, что мы делаем? Наносим себе рану, себя калечим, уродуем. А Бог что? Давайте представим, попробуем: а что с Богом происходит?

Бог всегда близ нас Есть. Это Врач, Который сказал нам: «Не делайте вот этого, вы себе повредите». Заповедь — это что такое: «Не делайте этого! Вы будете страдать». Мы делаем. Ну, подумаешь, Врач сказал, а мне хочется!

Оказывается, Бог — это Врач, Который рассказал нам, как жить, если хотим быть здравыми, счастливыми, нормальными. Бог не изменяем, Он есть Любовь, и это Врач, Который, что бы мы ни делали, стоит и ждет, не обратимся ли мы к Нему за помощью. Какая это помощь? С чем это мы должны обратиться? На христианском языке это именуется покаянием. «Прости, Господи, опять я по гвоздям пошел! Ты говорил, предупреждал меня: не ходи, тут гвозди торчат! Вбитые гвозди и острые. Не ходи босиком. Опять я пошел! Господи, помоги, прости!»

Врач! Он стоит, присутствует: «Аз Есмь с вами до скончания века», как сказал Христос. «Я сегодня днесь и Тот же во веки». Стоит и готов принять малейшее наше чувство покаяния.

Христианство предупреждает: если Бог сказал, что это грех, значит, знает, ты этим ранишь себя. Например, все мы кого-то осуждаем. Знаем, что грех, но не можем сдержаться, чтобы хотя бы слегка кого-то не осудить. А когда осуждаем, невольно думаем: «Я-то так не делаю, я лучше». Оказывается, когда я осуждаю другого человека, я себя кем-то великим считаю. Святитель Феофан произнес потрясающую фразу, я чуть-чуть ее переделал для лучшего звучания: «Сам дрянь дрянью, а всё твердит: я не такой, как прочие человецы».

Слышите? Православие обращает внимание на душу, на состояние нашей души. Говорит: даже в мыслях не позволяйте себе какой-то неприязни к другому человеку. Потому что неприязнь — это не что иное как бумеранг. Любой грех — делом, словом, мыслью против другого человека — не что иное как удар по своей душе. Ох, если бы мы это поняли и приняли!

Евангелие, основной закон, что есть? Мы отвечаем: не «что есть», а «Кто есть». Кто же этот основной закон? И вдруг читаем потрясающие слова: «Бог есть любовь». Вот он, закон нашей природы человеческой! Вот на каком пути, только максимально сохраняя это в своей душе, не позволяя отступать от этого принципа жизни в мыслях, чувствах, желаниях, отношениях (уж не говорю — делах), — только так мы можем сохранять свою эту природу в целостности и действительно приобрести то благо, которое приобретает любой человек.

Ради этого и родился Христос. Представьте себе: человек тяжело заболел и вдруг выздоравливает. Какая радость! Какие были боли, какие переживания, и вдруг выздоравливает.

Оказывается, приход Бога, Который есть Любовь — это прежде всего исцеление от наших несчастных страстей и страстишек, которыми мы мучаем и наказываем сами себя.

Только любовью всё это можно победить. И наше духовное состояние определяется степенью пребывания в нашей душе этой самой любви. То есть степенью благожелательства к миру, к человечеству, ко всему, что окружает. Это наше естественное состояние. А степень нашей или ожесточенности против всего на свете, или, напротив, любви, — это состояние, которое обязательно влияет на нашу жизнь и формирует ее соответствующим образом.

С Рождеством Христовым!

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Дорогие гости нашего монастыря!

Мы приветствуем вас на новом сайте нашей молодой обители.

Монашеская жизнь в Ольшанке началась всего шесть лет назад, и сейчас мы, можно сказать, проходим этап монастырского «младенчества». Мы очень рады, что вы с нами, что Ольшанка с её неиссякаемой отрадой и утешением есть и в вашей жизни, и приглашаем строить этот монастырь вместе.
Вы можете оставить разовое пожертвование или подписаться на ежемесячную помощь нашей обители.

Мы с любовью молимся о всех наших жертвователях и всегда ждем на совместную молитву!

Другие записи этой рубрики