Пал великан — восстал утешитель…


Слово при прощании со старцем Ефремом Аризонским († 7 декабря 2019)

16 января 2020 года 40 дней по отшествии ко Господу глубоко почитаемого всеми православными старца Ефрема Аризонского (Мораитиса), наследника афонского подвижничества, возродителя монашеской жизни в Америке, где он основал 19 обителей. Чтя память старца, публикуем слово, сказанное старцем Никодимом, кафигуменом монастыря Филофей Святой Горы Афон, 11 декабря 2019 года при прощании с отцом Ефремом в монастыре святого Антония (Аризона, США).

Высокопреосвященнейшие владыки, всечестные старцы и старицы, возлюбленные во Христе братья!

«Скончавшуся мужу праведну, не погибнет надежда» (Притч. 11: 7). «Муж мудрый безмолвие водит» (Притч. 11: 12) и «Уста праведнаго поучатся премудрости» (Пс. 36: 30).

И вот для многовозлюбленного нашего старца и отца пришло «время сотворити Господеви» и принести приношение, которое принял Сам Господь наш, приношение чистое, благоугодное Самому Великому Архиерею, — священную и чистую душеньку блаженного старца.

Вот мы переживаем последний час телесного пребывания старца и прощаемся с ним с неизмеримой сыновней любовью, с ожиданием и надеждой, что, молитвами святых, встретим его вновь в Пренебесном Царствии Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Да соберемся мы все вместе снова, как и сегодня, там, в сообществе преподобного старца Иосифа Исихаста, нашего дедушки, как называл его старец, с которым сегодня он оказался вместе в первый раз через 60 лет, после преподобного его успения 15 августа 1959 года. И так сообщество преподобнейших наших старцев пополнилось новым членом.

Радость и печаль одновременно затопляют сегодня сердца наши. Мы печалимся, что он ушел от нас и мы больше не видим телесными нашими очами сияющее, радостное, исполненное веселия, сладости и любви детское лицо святого старца и не слышим его утешительного голоса, его мудрых наставлений, слов, несущих надежду, которые с таким благородством, любовью и — главное — с рассуждением он всегда обращал к нам.

В таковые минуты, однако, мы не можем не вернуться, пусть и весьма поверхностно, к тому, что мы пережили и чему научились от святого старца, как словами, так и через писания, но в основном через дела, через пример, согласно слову Господа: «а иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небеснем» (Мф. 5: 19).

Старец воспринял от Бога дар передавать окружающим многую любовь. Любовь не земную, каковую мы вкушаем от родственников и друзей, но любовь божественную, каковую ему обильно даровал Бог и которую он в свою очередь щедро передавал людям. С ним происходило парадоксальное и удивительное явление: те, кто находился рядом, ощущали, как их внутренность постепенно наполнялась чувственной благодатью, которую невозможно контролировать и которая продолжает пребывать, так что ты спрашиваешь: откуда приходит это явление?

Старец был весьма чувствительным человеком и следил за тем, чтобы не огорчить никого. Даже когда обстоятельства требовали епитимии, ты видел в светлых и проницательных глазах его не гнев, но спокойствие, мир, невозмутимость, бесстрастие, любовь. Как основание всего монашеского отречения и в целом жизни во Христе, он, подражая Христу, Который «был послушен даже до смерти, смерти же крестный» (Флп. 2: 8), проповедовал добродетель послушания старцу, старице, от какового послушания проистекают и все иные добродетели.

Учение его не было чем-то его собственным. Это было продолжение и переживание подлинного предания святых отцов-проповедников трезвения нашей Церкви. И его Бог поставил как великого таинника благодати и божественных таинств.

Как известно, блаженнейший старец особенно настаивал словом и писанием на возделывании молитвы: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя», которая, как он говорил нам, способна ввести тебя в рай. Он имел великую любовь ко Кресту. Он поднял свой тяжелый крест, этот маленький и немощный человек, но великан духом, и он нес его до конца — без ропота и, конечно, с великой радостью, потому что провидел его великую духовную пользу. Он встречал трудности (а они были многими и тяжело переносимыми) с безграничной верой и уверенностью в воле Божией и с огненной молитвой, посему он всегда получал от Бога ответ, которому он оказывал всецелое послушание, будь он положительным или отрицательным. Посему несколько раз некоторые его действия ставили нас в тупик, ибо не были согласны с нашей собственной логикой, однако в конечном счете результат их был превыше всех ожиданий. Потому что это была воля Божия, которую наши бедные и немощные мозги не могли постигнуть.

Всегда во всей своей жизни он для себя любил все простое, все смиренное, все незаметное, а не славу. Его интересовало только, как помочь, как спасти души тех людей, которые искали его помощи, но и тех, кого он видел находящимися на краю погибели. Он всегда отличал сущность вещей от внешних проявлений и делал все для того, чтобы «во всяком случае спасти некоторых», — и все во славу Божию, и только. Для Бога он всегда выбирал и приносил все самое лучшее, что только мог, и от духовной природы, и от материальной. Он желал, чтобы храм Божий был украшен и в своих частностях всем самым прекрасным и досточтимым.

Как подлинный отец и пастырь, он в высшей степени любил всех своих духовных чад, как монахов и монахинь, так и мирян. И вашей любви я предложу одно свидетельство из многих, пример его великой любви.

В 1986 году на Катунаках, на Святой Горе, двое его духовных чад посетили преподобного Ефрема, его духовного брата. Когда их встретил преподобный Ефрем, он весьма выразительно сказал: «Ваш старец очень богат». Они, поразившись, ответили ему: «Но наш старец совершенно не является богатым, Геронда!».

«Да, он богатый, — повторил преподобный и продолжил: — Я видел его пред престолом Христовым, и ему сказал Христос: “Отче Ефреме, ты даровал Мне великое упокоение. Вниди же в радость Господа твоего” (Мф. 25: 21). Старец смиренно поблагодарил Господа, но сказал, что у него есть и монахи, и монахини и что если и они не войдут в рай, то и он не хочет войти в него. Христос наш соблаговолил к ним, но старец добавил: “Знаешь, Христе, у меня есть и миряне. Умоляю Тебя и за них”. В конечном счете Господь соблаговолил взять в рай и их всех вместе с вашим старцем. Из этого, — говорил преподобный Ефрем Катунакский, — вы понимаете, насколько духовно богатым является ваш старец? Он имеет великое дерзновение пред Богом».

У нас есть свидетельства, что старец задержался в этой жизни потому, что переживал за своих духовных чад. И это мы видим доныне. Сколько он хотел давать радость всем — малым и великим, несмотря на плохое здоровье и возраст!

Было много чудесных событий, связанных со святым старцем, засвидетельствованных множеством монахов и мирян, но их мы оставляем Владыке Христу и Его Церкви, чтобы она рассудила об этом в будущем.

Нам стоит упомянуть о кое-чем личном для указания на высоту этого мужа. Когда-то я находился среди многих трудностей и искушений по причине тяжести игуменства и искал помощи от старца — что происходило очень часто, особенно в первые годы, — и он мне ответил следующим образом: «Не бойся, чадо мое. Крест твой есть и мой собственный крест. Я не оставлю тебя. Всегда желаю тебе, чтобы тебя осенила Божественная благодать, разгоняющая облака искушений».

По образу его преподобного старца Иосифа Исихаста и нашего дедушки, не смог бы досточтимый старец, как опытный воспитатель, пребывавший в духовной борьбе, оставить и полезные епитимии и прочие испытания для всех нас. Однако он делал это всегда после долгого рассуждения. Мы тысячекратно благодарим его и безмерно признательны за все. Если в нас есть что-то доброе, то — благодаря трудам отца нашего, а не нашим. Все происходило благодаря его молитве и спасительным наставлениям, во славу Божию, и только.

Святой старче, многовозлюбленный отче наш!

Вы нам щедро принесли многую, многую любовь. Такую, какую лично я совершенно не заслуживаю. Вы нас вооружили многими средствами, чтобы мы сражались в невидимой брани. На всякое время вы нам говорили: «Благодаря тому, чему я вас научил, вы все стали наполовину духовниками, способными помочь и другим людям в ближайшем будущем». И продолжили: «То, что мы говорим, — не из книг, но это то, что мы выстрадали, пережили, то, что мы опытно осуществляли и передаем вам это». «Протоптанная дорога», с абсолютной уверенностью в результате, которым является спасение души.

Святый старче, многочестне, возлюбленный наш отче! За все то, чем мы вас огорчили, как малые и бесчинные дети, — и наверняка мы вас огорчали, вольно и невольно, и прежде всего моя малость, — дерзаю от лица всех смиренно, на коленях попросить вас простить нас. Молим, чтобы оттуда, куда вы идете, к Тому, Кого возлюбили от юности, вы послали утешение в души наши и никогда нас не оставляли. Просим, молитесь к Владыке нашему Христу, да укрепит нас продолжать наше дело, да будем все едины, как непрестанно вы того желали и всегда нам об этом говорили, чтобы мы все, объединенные и помогая друг другу, со смирением и любовью и пониманием преодолевали всякое находящее на нас искушение, ибо «брат от брата помогаемый яко град крепкий».

Преосвященные владыки, возлюбленные братья!

Малый Иоанн из города Волос, аскет и обитатель пещер и калив Афона, позднее — геронда и кафигумен святой обители Филофей Святой Горы и затем земледелатель в винограднике этой страны США и ктитор сей священной обители Антония Великого и других многих обителей США и Канады — похоже на то, что он как бы распростер и распространил православную духовность по всей земле. И так афонские каливы «стяжали» вселенную, принося негасимый Свет Христов, «просвещающий всякого человека».

Возлюбленные мои!

Пал великан — восстал утешитель.

Итак, да будет нашим утешением ожидание встречи в невечерней славе вечного Царства Господа нашего Иисуса Христа, Которого столь много возлюбил приснопамятный старец, представивший себя в жертву живую любви к возлюбленному Жениху Христу. Аминь.

Вечная твоя память, незабвенне, многодосточтиме и многовозлюбленне наш отче и старче!

До встречи!

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Дорогие гости нашего монастыря!

Мы приветствуем вас на новом сайте нашей молодой обители.

Монашеская жизнь в Ольшанке началась всего шесть лет назад, и сейчас мы, можно сказать, проходим этап монастырского «младенчества». Мы очень рады, что вы с нами, что Ольшанка с её неиссякаемой отрадой и утешением есть и в вашей жизни, и приглашаем строить этот монастырь вместе.
Вы можете оставить разовое пожертвование или подписаться на ежемесячную помощь нашей обители.

Мы с любовью молимся о всех наших жертвователях и всегда ждем на совместную молитву!

Другие записи этой рубрики