Экзамен. Хроники времен Covid-19


Священник Александр Дьяченко

Священник Александр Дьяченко написал цикл рассказов об эпидемии коронавируса, которая так неожиданно ворвалась в нашу жизнь, многое перевернув в ней и нас самих заставив многое переосмыслить. Все истории «Хроник…» – реальные. Публикуем одну из них.

Эта история про наших с матушкой родственников. Живут они на юге, в курортных местах. Хорошо у них там, тепло. Правда, лично с ними я не знаком, это матушкины родные, но то, что в тех местах климат замечательный, я знаю точно.

Люди они предприимчивые. Всю новейшую историю нашего отечества занимаются тем, что у нас называется «развитием малого бизнеса». То они держали какие-то мастерские по производству чего-то очень нужного. Потом, когда это нужное переставало быть нужным, они, мгновенно сориентировавшись, принимались выпускать что-то более востребованное. Были у них и свои магазины, и парикмахерские салоны. Короче, занимались тем, что конкретно в данный момент приносило доход.

Откровенно сказать, меня радует и одновременно поражает такая способность нашего человека выживать, несмотря ни на какие внешние обстоятельства.

Еще мне всегда было интересно, почему кто-то способен постоянно, что называется, «крутиться», рисковать, вкладываться в новое дело, а другой как встал у станка, так и стоит возле него всю свою сознательную жизнь. Попробуй оторви его от этого станка. Он тут же умрет, потому иначе, как продолжением станка, он себя никогда не мыслил. Нет станка – и нет смысла жизни. И примеров таких сколько угодно.

Так вот, оказывается, предки моей матушки и соответственно ее предприимчивых родственников еще задолго до революции в этих же местах занимались и производством, и торговали, и даже организовывали рыболовецкие артели. До сих пор в домах, некогда построенных их предками, располагаются библиотеки, больницы и даже учебные заведения. Видимо, склонность к предпринимательству способна передаваться по наследству. Иначе столь удивительную непотопляемость наших родственников не объяснишь. И вот еще один вывод из моих наблюдений: прежде, чем с головой ринуться в процесс зарабатывания денег, неплохо бы испытать, что такое настоящая бедность. В противном случае теряется смысл посвящать этому деланию всю свою жизнь.

Так, неустанно маневрируя среди рифов и скрытых мелей современного малого предпринимательства, эти люди смогли обеспечить своей семье вполне безбедное существование с хорошими квартирами, автомобилями и регулярным отдыхом на всемирно известных пляжах. Рокфеллерами они не стали, но лечиться в Израиле и иметь гувернантку для детей могли себе позволить. Хотя сегодня этим мало кого удивишь. Да, и еще: в их доме никогда не говорили о Боге.

Делаю такое пространное вступление не потому, что хочу похвастаться состоятельными родственниками или чтобы вызвать у читателей порочное чувство зависти. Нет, вовсе не для этого. Просто без знания таких подробностей мой рассказ об этих людях будет не полон.

Итак, семья – муж и жена. Обоим под пятьдесят, двое детей, погодки – восьми и девяти лет. Еще живущие отдельно в собственной квартире тесть и теща. Знаю, что последней 75 лет, про тестя не скажу, но по логике вещей – где-то столько же.

Пожилая мама заболела в ноябре во вторую волну. Никто не ожидал, что эта волна будет такой сильной. Не ожидали даже врачи, может, потому и поплатились. Заболели многие из сотрудников городского ковидного центра, хотя, к счастью, и не смертельно, но полноценно работать они уже не могли. Из медперсонала больше остальных болели нянечки и медсестры. Рабочих рук катастрофически не хватало. В такой напряженный для города момент бабушка и слегла. Со степенью поражения легких в 75 и даже 80 процентов, с низким показателем насыщенности крови кислородом она нуждалась в особом к себе внимании и постоянном присмотре.

Но в том-то и проблема, что присматривать за ней в сложившихся обстоятельствах было некому. Им так и сказали, что надежды на благополучный исход у вашей мамы практически никакой. Готовьтесь к худшему.

Что было делать? Заплатить кому нужно, чтобы обеспечить маме особое внимание и уход, они могли, но платить было некому. Люди, работавшие в «красной зоне», в прямом смысле слова от усталости валились с ног.

Решение вызрело само собой, и они отправились к главному врачу городского ковидного центра.

– Доктор, здравствуйте, – представились, – мы такие-то такие. Предприниматели. У нас маму положили к вам на лечение. Прогноз на благополучный исход очень мал, но всё же есть. Если ей обеспечить необходимое внимание и уход. Мы готовы внести на счет вашего лечебного учреждения значительную сумму денег. Нужно спасать нашу маму.

– К сожалению, обстановка очень сложная. Вы же знаете, у меня не хватает сотрудников. Даже если вы и переведете деньги, мы скорее всего не сможем сделать то, что вы от нас ожидаете, – был ответ.

– Доктор, мы в курсе сложившихся обстоятельств и не претендуем на исключительность. Позвольте нам самим обеспечить уход за нашей мамой. Пустите нас в «красную зону».

– Но для этого нужны определенные навыки. Хотя бы для того, чтобы не заразиться самим.

– Мы способные ученики. А вам сейчас, как никогда, нужны волонтеры.

Главный врач согласился на их предложение, и в зону ухаживать за мамой попеременно отправились Сергей Васильевич, муж заболевшей Веры Николаевны, и их дочь Ольга. Они сами так захотели.

Ольгин муж остался дома с двумя детьми, а дочь с отцом перебрались жить в отдельную от них квартиру. Владимир, матушкин двоюродный брат, тоже вызывался стать волонтером, но остальные члены семьи были категорически против.

– Один из родителей должен оставаться с детьми. Что бы с нами ни случилось, их нужно растить дальше. Эта болезнь – всё равно что рулетка: кому-то повезет, и он даже не заметит, что переболел, а кто-то может погибнуть. Случиться может всё что угодно. Пойми, это моя мама, и я должна идти. Папа идет вместе со мной, он тоже для себя это твердо решил. Еще попрошу тебя связаться с твоей двоюродной сестрой. Она служит в церкви, у нее муж священник. Попроси их, пусть свечку за маму поставят. Думаю, это надо сделать.

В тот же день нам с матушкой сообщили о том, что стряслось в далеком южном городе с его замечательным теплым климатом. Честное слово, беда сближает, я узнал имена этих людей и стал о них молиться. Меня потрясла решимость членов семьи, несмотря на прямой риск заболеть самим, отправиться в «красную зону» и бороться за жизнь близкого им человека. Казалось бы, люди обеспеченные, ни в чем себе не отказывающие, в понимании любого обывателя – вполне себе такие удачливые мажоры, не сговариваясь, поставили на кон свои собственные жизни. Ради кого? Старого больного человека. Не сегодня, так завтра она всё равно умрет! Тогда зачем идти в «красную зону», зачем рисковать собственной жизнью тем, кто ухватил за хвост синюю птицу удачи? Может, это отголоски природной порядочности, доставшейся им от тех, кто когда-то, очень давно, делал свою страну богатой и независимой?

После службы я с амвона рассказал об этих людях, об их любви к своей маме и попросил наших верующих помолиться уже обо всех троих: о Вере Николаевне, ее муже и их дочери.

Прошло совсем немного времени, и мы получили первое сообщение из города с теплым климатом: «Ольга передает большое спасибо. У Веры Николаевны сегодня к вечеру улучшились показатели сатурации – с 70 до 90, это большой прогресс. Малыми шажками она пошла на поправку. Всему храму большой поклон от Веры Николаевны; когда она узнала, что за нее будут молиться в храме, расплакалась от благодарности». А спустя пару дней еще одно: «Вера Николаевна просила передать, что с благодарностью принимает все молитвы о ней. Она их чувствует».

Сергей Васильевич и Ольга, сменяя друг друга, дежурили, ухаживая за мамой, сперва в отделении реанимации, потом в общей палате. Приобретя навыки больничной сиделки, они со временем превратились в полноценных волонтеров, помогающих не только своему близкому человеку, но и всем, кто просил их о помощи.

Потом, что было вполне ожидаемо, сперва отец, за ним и дочь заболели ковидом. Не знаю, может, благодаря нашим молитвам, а может, их хорошему иммунитету, хотя какой там иммунитет у дедушки под 80, но болели не тяжело. А может, Господь, восхитившись их любовью, позволил обоим переболеть достаточно легко. Во всяком случае, из больницы домой они уходили все вместе.

Я часто размышляю об испытании, посылаемом каждому из нас. В Писании оно так и называется – «огненное». Никто из живущих мимо него не проходит. Оно словно итог, подводящий черту под человеческой жизнью. Экзамен на человечность. Сдавать его приходится каждому – неважно, верующий он или нет, бедный или богатый, слабый или исполненный сил.

Эти люди сдали свой экзамен. Сдавая, соприкоснулись с тем, что такое молитва. Кто знает, может, эта болезнь стала для всей семьи чертой, подводящей итог тому, что было раньше, а самое главное у них как раз только и начинается?

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Другие записи этой рубрики

Contact Us