Как мы питаем себя ложью


Священник Константин Корепанов

Что читают сейчас люди? Они читают интернет. Что пишет один человек в интернете, что другой, что третий. Каждый выбирает по своему вкусу, по своим мировоззренческим предпосылкам, по своим идеям и идеалам.

Кто-то читает, например, статью про коронавирус, что он действительно страшный или что он действительно нестрашный. Кто-то читает про то, что всем хотят чипы через вакцинацию ввести, читает подробнейшим образом все документы, вникает, рассматривает. Спроси его через полчаса – он наизусть процитирует то, что прочитал в интернете: какие поправки к Конституции, какие слова с большой буквы, какие ему нравятся, какие не нравятся – потому что это по-настоящему его интересует, он живет этим.

Но это ложь. Человек питает себя ложью. В данном случае неважно: он может прочитать статью про ужасы пандемии, может прочитать про то, что пандемии никакой нету, но и то и другое – ложь. Не потому, что это формально не соответствует каким-то фактическим данным, а потому, что оно по существу – ложь. Потому что всё в интернете – ложь.

Например, когда сатана говорит свое слово, он не говорит абсолютно неправильно, он примешивает к нему какую-то правду, но лживость этому слову придает то, что говорит ее враг, говорит ее сатана. Он говорит ее без Бога. Ни тот, кто пишет про ужасы пандемии, ни тот, кто пишет, что ее нет, ни тот, кто пишет про чипизацию, ни тот, кто пишет, что это все ерунда и надо ее спокойно принять, – никто из них не пишет с упованием на Бога. Никто не пишет и не говорит это как слова Божии. Нигде там Христос в словах не звучит.

А если это не Христос, если не с верою во Христа слова сказаны, если не от Священного Писания они идут, то они лживы. Совершенно неважно, насколько они соответствуют фактическим вещам.

К примеру, через какое-то время будут (я не говорю, что будут реально, но вот так пишут в интернете) всем делать вакцинацию. Принимать или не принимать? Простой вопрос, насущный, все ломают голову. Абсолютно лживый, ложный вопрос. Почему? Проблематика абсолютно лживая, ложная, абсолютно вразрез со всем Священным Писанием. Почему? Потому что «довлеют дневи его заботы». Довольно для каждого дня его заботы. Всякая попытка разрешить проблему, которой сегодня нет, есть лжива, потому что она не сегодняшняя проблема.

Ты пытаешься решить проблему, которая еще перед тобой не стоит, тебя только ею пугают. Правильно пугают или неправильно? Никто не знает, что принесет завтрашний день. Ты, может, завтра умрешь, и тебе не эту проблему надо решать, а проблему, на что тебя хоронить будут. А ты все эти дни думал, как спастись от возможной проблемы, до которой ты не доживешь.

Что угодно может случиться! Когда-то люди ставили себе далеко идущие задачи, но пришла революция, и те задачи, которые люди ставили, скажем, в декабре 1916 года, стали в марте 1917-го, то есть через два месяца, абсолютно неактуальны. А те проблемы, которые обсуждали в апреле 1917 года, через полгода не имели никакого смысла. А те проблемы, которые обсуждали в октябре 1918 года, через год вообще у всех исчезли.

Так же, скажем, строили планы выпускники в мае 1941 года, писали сочинение: кем я буду. К 75-летию Победы вышел такой ролик трогательный: выпускники пишут: кем я мечтаю быть. А потом учительница наклеивает их фотографии на памятную доску, и когда приходит очередная похоронка, она говорит: «Последний». И все их мечты никуда не привели. Никто из них не мечтал ни погибнуть, ни стать героем. Они о другом мечтали – всё перечеркнула война. Все планы, все идеи, все мечты.

Так же, как и эта пандемия коронавируса… Неважно, страшная она на самом деле или нет, но всё, что с ней связано, перечеркнуло наши планы на лето. Вот у меня друзья – у них были уже куплены билеты в круиз вокруг Великобритании на пароме. И всё – никакого круиза, никакого парома. Реальность оказалась совсем не такой. И как можно строить какие-то планы?

Господь говорит: каждому дню довольно его заботы. Не заботься о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам о себе позаботится. А мы вопреки этой прямой фразе Господа решаем, что будет «когда-то там», даже не зная, доживем ли мы до этого «там», и будет ли это «там», и будет ли там то, чего мы боимся… Может, то, что будет там, гораздо страшнее того, чего мы боимся. А может, и наоборот.

Подобные рассуждения в принципе против веры, против Христа. Поэтому они лживы по существу. Но человек этого не замечает, потому что он живет не Писанием, он погружается в поток информации. И я еще раз повторю: совершенно не важно, насколько эта информация соответствует фактам, она в любом случае ложна, потому что человек, это пишущий и это читающий, в равной степени уже доверяют этой информации, а не слову Божию.

Поэтому очень важно выйти из этого потока информации, выйти, выбраться на берег, высохнуть от этого всего, очиститься и взять за основу слово Божие, читать его. Нет, – говорят, – но столько событий, мы же тогда вообще выпадем в осадок…

Нет, в осадок мы выпадем именно тогда, когда погружаемся в информационные потоки, когда становимся частью этого мира, частью информации. Мы ее транслируем. Мы прочитали статью, переслали своему знакомому, тот переслал другому. Мы не проверили достоверность, мы не проверили, насколько это соответствует Писанию, да и нам нет дела до Писания, мы давно о нем забыли. Мы живем вот в этом потоке, а в результате-то вера наша теряется.

Мы же сказали: вера – она крепнет, когда мы исполняем заповеди. Какие заповеди?! О чем вы говорите, если я жду, что через 3 месяца, через полгода будет всеобщая вакцинация – я ее боюсь. Всё, я уже не думаю о Боге, я не Бога боюсь, боюсь вакцинации. Я думаю не о том, как мне сегодня здесь, сейчас исполнить заповеди Божии. Я думаю, как мне тогда жить, что мне тогда делать; как мне сделать так, чтобы не было вакцинации, или как от нее спастись.

Вот, я сейчас нарушаю заповеди Божии, я отпадаю от Христа хотя бы тем, что я не верю в Него, что для меня господином моей жизни становится человек, придумавший вакцинацию и заставляющий меня ее принять. А не Бог. Я уже напрасно называю Его Господом, Он давно не мой хозяин. Мой хозяин – те люди, которые сыплют мне информацию, и я ей верю. А слову Божиему не верю. Слово Божие что говорит? Слово Божие говорит: не бойтесь, не бойтесь… Много-много раз говорится в Священном Писании Нового Завета: не бойтесь. Но мы боимся. Значит, мы уже против.

И вот этот процесс – очень важный.

Вы даже не представляете, насколько для молитвы важно, чтобы вы не боялись того, что вокруг вас. Вот вы читаете текст молитвенный, начинаете молиться. Чтобы молитва, что называется, пошла, нужна вера, что Бог меня защищает. И тут же у вас вспыхивает страх…

Вы читали сегодня интернет полтора часа, про ужасы, которые вас ждут через полгода. Вы начинаете бояться уже не Бога, вы начинаете бояться тех ужасов, которыми вас напугали. И у вас начинается мысленная брань, а это разрушает всю молитву. Что вы делаете? Вы мысленно пытаетесь преодолеть эти страхи, которые у вас возникают, и утвердить себя на основании веры. Бог меня защитит, Бог поможет, моя жизнь в Его руках. Но как? Как вы это сделаете? Если вы не читали сегодня жития святых, вы не читали сегодня рассказы про Авраама, про Давида, про Сампсона или про каких-нибудь еще праведников Ветхого и Нового Завета. Вы читали интернет. Где ваш ум найдет опору, чтобы верить? Он изнемогает, ему не хватает примеров, в голову лезут факты. Всё, точно, всё, конец, молиться больше нельзя, ужас. И молитва рассыпается.

Всё, вы садитесь в депрессии, вы унылые, вы печальные, а молитва не идет. Потому что для того, чтобы она пошла, вам надо мысленно преодолеть всю ту информацию, все те мысленные образы, которые возникли при чтении тех статей.

Ну допустим, вы побороли их и преодолели, сказали: в конце концов я Божий человек, что Он решит, то и будет. Помолились – дальше что? Если вы помолились, вы понимаете со всей очевидностью, что больше этого читать нельзя. Если же вы после этого снова читаете статьи, вы сами разрушаете свою молитву, и второй раз у вас уже не получится. Вы сами берете тот яд, который отравит вашу молитву.

Для людей, которые молятся, которые умеют молиться, понятно, что новости, информационные потоки, какими бы они ни были – аналитические статьи, беседы со всякими политологами, экономистами, просто какой-то новостной ряд, – всё это и молитва несовместимы. Это опыт.

Вот сегодняшнее утро началось с того, что один человек мне написал такое письмо – просто крик отчаяния. Молодой человек, умный по всей видимости, вопросы очень интересные задает, но вот просто крик, крик отчаяния: «Я запутался. Потому что я читаю одно – там одно, я читаю другое – там другое, совершенно противоположное. Один священник говорит одно, другой – ему противоположное, потом я понимаю, что ни тот, ни другой говорят не то, что на самом деле есть. В результате, – говорит, – я думаю, так надо, а потом смотрю – вроде и так надо. У меня в голове такая каша, что вообще не знаю, как и что делать, кому верить и что делать».

Я говорю: перестань читать всё, что есть в интернете. Перестань – и начни читать Священное Писание. Но именно читать. Не вычитывать его, а с вниманием погрузиться в само Священное Писание, питаясь им. День, другой, месяц, второй, третий…

Да, ты перестал понимать, что где происходит, ты не знаешь о том, когда будет голосование, ты не знаешь о том, что где-то там какой-то вирус идет, тебе нет до этого дела. И что же от этого изменилось в твоей жизни? Для кого-то всё это – его дело, он обязан этим заниматься. А для тебя это является действительной задачей твоей жизни? Нет. Что реально является задачей твоей жизни? Борьба с эпидемией? – Нет. Борьба с Конституцией или за Конституцию? – Нет. Положение в Соединенных Штатах? – Нет. Что является твоей задачей? – Как мне сегодня сохранить мои отношения с Богом. Вот и все. Единственная задача.

Как мне сохранить мир, который мне дал Бог. Вы его сохраняете – значит, вы задачу решили. Не сохраняете? – Ну и что толку, что вы будете знать все новости, а отношений с Богом у вас нет? Они разрушились, они рассыпались. И молитва увядает, ее нет, она высохла на корню. Потому что вы должны постоянно на молитве собирать себя и отрекаться от тех новостей, которые услышали, ибо они ложь. А предстояние Богу есть предстояние в истине. Помните? «Истинные поклонники будут поклоняться Мне в духе и истине». Это значит, что в момент молитвы вся ложь из вашего сознания, из вашего сердца должны уйти, иначе вы не сможете предстоять перед Богом.

И в том и состоит удивительное врачевство молитвы. Когда человек, умеющий молиться, встает на молитву и начинает молиться – он вдруг понимает, что у него нет молитвы, нет Бога. И он пытается найти: что не так? Где я лгу? Где я солгал в мыслях, в чувствах, что я сделал не так? Где ошибка? И поскольку человек следит за своими отношениями с Богом, он быстро понимает: а, вот, я слукавил перед женой, или перед другом, или перед начальством… И человек начинает плакать о том, что он нечестно себя повел. И только омыв слезами эту ложь, он может дальше молиться.

А если человек сутками следил, напряженно всматривался в этот информационный поток и купался в нем своим умом, забыв о Боге на все время этого погружения в болото, забыв о Священном Писании? Когда он выходит из этого потока и начинает молиться, он не может. Ум не способен, он весь расслаблен, он весь растекся по разным помыслам, чувствам, ощущениям, и собрать его, чтобы помолиться, очень трудно.

Нашим предкам сто лет назад было легче, потому что их не окружали информационные потоки, потому что их от Бога ничего не отвлекало. Кроме разве что осуждения – но и это было, скажем, очень ограниченно. Ведь с кем ты поосуждаешь шибко-то? Ну с кем? Лето – это работа, там некогда говорить. Там решаются только практические проблемы. Зима – шибко в гости друг к другу не пойдешь. Семья сидит с семьей. Они локализованы в каком-то доме. На люди, на базар ходят изредка, только там можно поболтать о чем-нибудь. То есть сама эта среда не отвлекала от молитвы, она не разбрасывала ум по всем этим вещам.

Сейчас жить труднее и сохранять свой разум труднее. Но нам невозможно начать молитву, пока мы не решим эту проблему. Надо сначала отказаться от потоков лжи, от всех без исключения информационных потоков. От всех. Выйти из потока этого мира, отречься от мира, как и начинается наша христианская жизнь. И погрузиться в Писание.

И через какое-то время вы поймете: да, вы не знаете многих вещей, которые знали раньше, и вас поначалу это будет смущать, но потом вы кое-что заметите, как вы заметили в отношении некоторых других вещей. Ну, был у нас птичий грипп – где он? Делся куда-то. А у нас в поселке такой шум был, столько шуму – ой, чуть не стихийное бедствие. А прошел он, куда-то делся, и никто об этом не помнит. Ураган у нас был два или три года назад. Страшное бедствие, прошел по краю поселка, крыши посрывал, лес повалил… Кто о нем сейчас помнит? Всё, раны зализали, только просека в лесу напоминает, что был ураган.

Проходит какое-то время, и понимаешь, что на самом деле эти вещи, которые кажутся актуальными сегодня, с годами теряют свою актуальность.

Отношения же с Богом актуальны всегда. И то время, которое потеряно, когда ты не был с Богом, ты потом не можешь восполнить. Ты порой даже не можешь выйти из состояния, в которое тебя затянули информационные потоки.

Например, человек, послушавшись здравого смысла, советов чьих-нибудь, взял и выкинул телевизор. И живет – читает только святых отцов и Священное Писание. И нормально себя чувствует – мирно, хорошо, комфортно. И вдруг случается какая-то вещь вроде пандемии или еще что-нибудь такое – это же интересно, меня напрямую касается, ну, надо же узнать. И вот он заглядывает в интернет и начинает смотреть: ух ты, что там в Италии, что в Германии, у нас-то что творится!..

И вот он сидит день, другой, третий, пятый, и вдруг он замечает такую странную вещь. Он прекрасно понимает, что в сущности все эти новости – это одна и та же жвачка. Ему уже не нравится, но вот странно: он не может остановиться. Он приходит с работы, бежит сразу к интернету: а вдруг что-то новое произошло? Он ловит себя на мысли: а зачем мне это «что нового»? Он понимает, что ничего нового не произошло, но остановиться не может. Он сидит в интернете, перелистывает страницу за страницей и чувствует, как изменилось его состояние. Ему тяжело молиться, тягостно молиться. Молитва не идет. Но отвергнуть то, что мешает молитве, эти информационные потоки, он не может.

И вот когда мы отвергаем эти информационные потоки, этого мало. Ум не выносит праздности. Надо, чтобы он погрузился в Священное Писание. Со вниманием. Так, чтобы действительно изучать, вникать, записывать, если не в записную книжку, то на скрижалях своего сердца: вот такая заповедь, такая заповедь… Всякую заповедь применять к современной действительности, как ее можно использовать. И постепенно мы очистимся от той лжи, ум наш уверится в истине. Мы будем очищать, выравнивать свое сердце. Поэтому сказано: непрестанное изучение Писания – свет для души. Только так мы сможем действительно на всяком месте понимать, что нам нужно делать.

Источник

Другие записи этой рубрики