«Покаяния отверзи ми двери». Комментарий к песнопениям Постной Триоди


Профессор Лариса Маршева, Денис Миронюк

Ежегодно в конце зимы Православная Церковь начинает подготовку к воспоминанию Страстей и Воскресения Христовых. В этот период меняется структура, продолжительность и настроение церковного богослужения, читаются особые отрывки из Священного Писания, верующие стараются уделять больше времени общению с Богом и внутренней работе над собой. Это время названо Церковью Великим постом.

Первые изменения в богослужении появляются за три недели до начала Великого поста, когда в воскресные дни Церковь помимо обычных Октоиха и Минеи начинает использовать характерную для этого периода богослужебную книгу – Постную Триодь.

Одним из самых известных текстов Постной Триоди является группа тропарей «Покаяния отверзи ми двери», исполняемая во время воскресного всенощного бдения. Пение тропарей начинается с первой подготовительной недели к Великому посту – Недели о мытаре и фарисее – и заканчивается на пятой неделе самого поста, посвященной преподобной Марии Египетской.

Эти тропари напоминают о приближающихся днях Святой Четыредесятницы. Их частое употребление за богослужением делает песнопения хорошо знакомыми для верующих. В связи с этим интересно провести их богословско-филологический анализ.

Церковнославянский текст тропарей звучит следующим образом:

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче, утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему, храм носяй телесный весь осквернен; но яко щедр, очисти благоутробною Твоею милостию.

На спасения стези настави мя, Богородице, студными бо окалях душу грехми и в лености все житие мое иждих; но Твоими молитвами избави мя от всякия нечистоты.

Множества содеянных мною лютых помышляя окаянный, трепещу страшнаго дне суднаго, но надеяся на милость благоутробия Твоего, яко Давид вопию Ти: помилуй мя, Боже, по велицей Твоей милости»[1].

Так как оригинал песнопения был написан на греческом языке, при анализе мы периодически будем обращаться к нему. Для лучшего понимания смыслов, вложенных в древнегреческий и церковнославянский тексты тропарей, будем приводить русские переводы, выполненные исследователями XX века и нашими современниками.

Двери покаяния

В рассматриваемых тропарях отражена основная тема всего великопостного периода – тема покаяния.

Слово «покаяние» сохранилось неизменным во всех русских переводах песнопения. В церковнославянском языке, как и в русском, оно означает «признание грехов, раскаяние в грехах»[2]. Однако греческий оригинал позволяет более глубоко понять его значение.

Греческий эквивалент слова «покаяние» происходит от глагола μετανοέω, что означает «изменить ум или цель»[3].

Так, мы просим Господа дать нам сил не только в осознании своих грехов, но и в изменении своего отношения к ним, изменении жизни. Это долгий и непростой путь, поэтому в тропаре звучит просьба открыть двери, ведущие к началу этого пути. Просьба обращена к Богу, ведь только Господь может помочь человеку переосмыслить свою жизнь, только Он может дать человеку силы встать на путь исправления, по евангельскому слову: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15: 5).

Утренюет дух мой

Слово «утреневати» в церковнославянском языке означает «рано вставать, совершать утреннюю молитву»[4]. В переложении настоящих тропарей на русский язык иеромонаха Амвросия (Тимрота) мы находим следующий вариант перевода: «ибо с рассвета стремится дух мой ко храму святому Твоему»[5].

Прежде всего, значение данного слова указывает на место рассматриваемых нами песнопений в богослужении. Они исполняются в составе всенощного бдения на утрене – службе, совершаемой, согласно церковному Уставу, рано утром, на рассвете солнца[6]. Однако в настоящее время данная служба чаще всего совершается вечером. При этом исполнение тропарей «Покаяния отверзи ми двери» в вечернее время не противоречит другому, более глубокому смыслу слова «утренюет» в контексте этих песнопений. Он отражен в переводе протоиерея Владимира Успенского:

«потому что дух мой с раннего утра (прежде всего) стремится ко храму Твоему святому»[7]

То есть, по его мнению, выражение «утренюет бо дух мой» означает, что дух молящегося устремлен ко Господу прежде всего прочего.

«Мерзость пред Господом – путь нечестивого» (Притч. 15: 9)

Во втором тропаре, обращенном к Пресвятой Богородице, мы каемся в «студных» грехах. Слово «студный» означает «холодный» или «постыдный»[8]. Последний вариант наиболее соответствует греческому прилагательному αίσχρός[9], стоящему в оригинале.

Слово «окалях» в различных формах встречается во многих местах, в том числе и в Великом каноне преподобного Андрея Критского, дважды читаемом Великим постом. Оно означает «запачкать, загрязнить, осквернить»[10].

Все три значения слова мы можем найти в русских переводах песнопения:

«Я осквернил душу постыдными грехами» – перевод митрополита Илариона (Алфеева)[11];

«Постыдными (позорными) грехами я загрязнил душу»[12] – вариант протоиерея Владимира Успенского;

«Постыдными грехами я душу запятнал» – переложение иеромонаха Амвросия (Тимрота)[13].

Корень данного слова – «кал» – имеет значения: «грязь, тина, слякоть»[14]. Этим славянские переводчики показывают нам степень нечистоты греха.

Осознание мерзости совершаемых нами грехов – необходимое условие покаяния. Достичь его может лишь тот, кто полагает надежду на Бога, на что указывает праведный Иоанн Кронштадтский: «Видеть свои грехи в их множестве и во всей их гнусности – действительно есть дар Божий, подаваемый вследствие усердной молитвы»[15].

Блудный сын

Примечательна также фраза: «в лености все житие мое иждих».

Слово «иждих» в церковнославянском языке имеет значение «израсходовать» или «прожить»[16]. Митрополит Иларион (Алфеев) в своем переводе тропаря использует первое значение: «всю жизнь свою растратил в лени»[17], тогда как у протоиерея Владимира Успенского задействован второй вариант: «всю жизнь свою в лености (в беспечности о спасении) провел»[18].

Оба значения не противоречат друг другу, однако первое глубже раскрывает смысл тропаря. Жизнь – дар, данный Богом, и мы должны посвятить ее духовному возрастанию, но, по нашему нерадению, очень часто мы тратим этот дар на временные греховные наслаждения.

О подобном говорит и притча о блудном сыне (см.: Лк. 15: 11–32), которую Церковь вспоминает на второй подготовительной к Великому посту неделе. Сын, получив от отца в дар наследство, растратил его, проводя время в праздности. И лишь после того, как остался ни с чем, он осознал свое падение, пришел к отцу и покаялся. Отец с радостью встретил заблудшего сына, приняв от него покаяние.

Так и в тропаре молящийся, признавая, что он впустую растратил данный от Бога дар жизни, не перестает надеяться на милосердие и любовь Небесного Отца.

«Страшно впасть в руки Бога Живаго»

Большинство переводчиков на русский язык оставляют слово «трепещу» неизменным, однако в версии протоиерея Владимира Успенского приведено слово «содрогаюсь»[19].

Дело в том, что глагол «трепещу» связан с существительным «трепет», которое имеет два значения: «страх» и «содрогание»[20]. Последнее более точно передает смысл слова τρόμος[21] из оригинала тропаря. Церковнославянский текст показывает степень страха перед Судом Божиим. Это не просто боязнь, а состояние, приводящее в содрогание, поскольку, как сказано в Священном Писании, «страшно впасть в руки Бога Живаго» (Евр. 10: 31).

Однако глубокое осознание множества грехов не приводит молящегося в отчаяние. Страх, по слову преподобного Исаака Сирина, лишь «вводит нас на корабль покаяния, переправляет по смрадному морю жизни и путеводит к божественной пристани, которая есть любовь»[22]. Милость Божия несравненно больше всех содеянных грехов, на нее вся надежда и упование.

Чтобы сподобиться этой милости, необходимо покаяться, то есть в корне изменить свою греховную жизнь.

Тропари, открывающиеся темой покаяния, ею же и завершаются.

***

Песнопения «Покаяния отверзи ми двери» поются на протяжении всего великопостного периода. В них отражена центральная тема этих дней – тема покаяния. Глубокий смысл тропарей помогает нам сосредоточиться на своем внутреннем состоянии, осознать всю мерзость греха и встать на путь исправления, возложив всю надежду и упование на Воскресшего Спасителя!

[1] Триодь Постная. Ч. 1. М., 2015. С. 18

[2] Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 16. М., 1990. С. 148.

[3] Liddell H.G., Scott. R. Greek-English Lexicon. Oxford, 1996. P. 1115.

[4] Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: церковнославяно-русские паронимы. М., 2008. С. 380.

[5] Амвросий (Тимрот), иеромонах. Неделя о мытаре и фарисее // Триодь постная // https://predanie.ru/book/99466-triod-postnaya-rus/.

[6] Кашкин А. Устав православного богослужения. Саратов, 2010. С. 271.

[7] Успенский В., протоиерей. Сборник церковных песнопений с переводом их на русский язык. М., 1911. С. 47.

[8] Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: церковнославяно-русские паронимы. С. 345.

[9] Liddell H.G., Scott. R. Greek-English Lexicon. P. 43.

[10] Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 12. М., 1987. С. 317.

[11] Иларион (Алфеев), митрополит. Православие. Т. 2. М., 2009. С. 476–477.

[12] Успенский В., протоиерей. Сборник церковных песнопений с переводом их на русский язык. С. 47–48.

[13] Амвросий (Тимрот), иеромонах. Неделя о мытаре и фарисее // Триодь постная // https://predanie.ru/book/99466-triod-postnaya-rus/.

[14] Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. Вып. 9. М., 1983. С. 127.

[15] Иоанн Кронштадтский, праведный. Моя жизнь во Христе. Т. 1. СПб, 1893. С. 73.

[16] Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 6. М., 1979. С. 89.

[17] Иларион (Алфеев), митрополит. Православие. Т. 2. С. 476–477.

[18] Успенский В., протоиерей. Сборник церковных песнопений с переводом их на русский язык. С. 47–48.

[19] Там же.

[20] Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: церковнославяно-русские паронимы. С. 362.

[21] Liddell H.G., Scott. R. Greek-English Lexicon. P. 1836.

[22] Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. Сергиев Посад, 2008. С. 474.

Источник

Другие записи этой рубрики