«Я Сам пой­ду с ва­ми и бу­ду те­бе по­мо­гать», — потрясающие слова праздника Преображения

19 августа Православная Церковь отмечает праздник Преображения Господня.

Согласно христианской традиции, Преображение — праздник, установленный в воспоминание о великом событии в жизни Господа Иисуса Христа. Для апостолов смысл Преображения Господня заключался в том, чтобы они, когда увидят Иисуса распинаемым, не усомнились в Его учении, а засвидетельствовали добровольные страдания и смерть Спасителя за нас, грешных, и проповедали миру, что Господь Иисус Христос есть истинный Сын Божий.

Преображение показало наличие в Иисусе двойственной природы — Божественной и человеческой. Как говорил святой Иоанн Златоуст, Преображение произошло, «дабы показать нам будущее преображение естества нашего и будущее Свое пришествие на облаках во славе с ангелами».

Местом Преображения церковное предание считает гору Фавор в Галилее. Святая царица Елена, мать первого римского императора-христианина Константина Великого, построила на горе храм в честь Преображения Господня.

***

Чтобы лучше понять смысл этого прекрасного светлого праздника, размещаем перевод и толкования паремий, читаемых на Всенощном бдении накануне Преображения. Что символизировала беседа Христа с пророками Моисеем и Илией и почему для всех последующих поколений христиан это событие так важно?

Первая паремия.

Кни­га Ис­хо­да

Гос­подь ска­зал Мо­и­сею: «Взой­ди ко Мне на го­ру: там Я дам те­бе ка­мен­ные таб­ли­ч­ки с пра­ви­ла­ми и за­по­ве­дя­ми, ко­то­рые Я на­пи­сал для это­го на­ро­да». И Мо­и­сей вме­сте со сво­им по­мощ­ни­ком Ии­су­сом под­нял­ся на го­ру Бо­жью. «По­будь­те здесь, по­ка мы не вер­нём­ся, — ска­зал Мо­и­сей ста­рей­ши­нам. — С ва­ми ос­та­ют­ся Аа­рон и Ор. Ес­ли бу­дет у ко­го ка­кое де­ло, пусть об­ра­ща­ет­ся к ним». Сам же Мо­и­сей взо­шёл на го­ру. Об­ла­ко оку­ты­ва­ло го­ру: это Сла­ва Гос­под­ня пре­бы­ва­ла на го­ре Си­най. Шесть дней го­ра бы­ла оку­та­на об­ла­ком, а на седь­мой день Гос­подь воз­звал к Мо­и­сею из об­ла­ка. Слов­но пла­мя, го­ря­щее на вер­ши­не го­ры, пред­ста­ла Сла­ва Гос­под­ня гла­зам сы­нов Из­ра­и­ле­вых. Мо­и­сей во­шёл в об­ла­ко, под­нял­ся на го­ру и про­был там со­рок дней и со­рок но­чей. 

ТОЛКОВАНИЕ НА ПЕРВУЮ ПАРЕМИЮ НА ВЕЧЕРНИ

В пер­вой па­ре­мии мы слы­шим о вос­хо­ж­де­нии Мо­и­сея на го­ру Си­най, что­бы по­лу­чить за­по­ве­ди Бо­жии. О них бы­ло до это­го объ­я­в­ле­но на­ро­ду, и все вы­ра­зи­ли со­г­ла­сие сле­до­вать пове­ле­ни­ям Бо­жи­им. Но Бог, зная не­по­сто­ян­ст­во во­ли как от­дель­но­го че­ло­ве­ка, так и це­ло­го на­ро­да, по­ве­лел Мо­и­сею под­нять­ся на го­ру и быть там до то­го мо­мен­­та, ко­то­рый Он укажет. Он обе­щал дать Мо­и­сею ка­мен­ные скри­жа­ли, на ко­то­рых бу­дут на­пи­са­ны за­по­ве­ди.

Скри­жа­ли – это две от­по­ли­ро­­ва­нных ка­мен­ных до­с­ки, на ко­то­рых ка­ж­дое сло­во за­ко­на как вы­се­че­­но, то есть не­из­мен­но на все ве­ка, по­сто­ян­но, не­по­ко­ле­би­мо, твёр­до, на­дёж­но, несом­нен­но. На­пи­са­ны они Бо­гом, да­ны Бо­гом на­ро­ду, и Бог обе­щал хра­нить Свой на­род, ес­ли на­род бу­дет ве­рен Ему. Скри­жа­ли За­ве­та ка­мен­ные, как знак про­ч­но­сти, но они впол­не лег­ко под­ни­ма­лись, что сим­во­ли­зи­ро­ва­ло то, что ис­по­л­нить по­ве­ле­ния Бо­жии под си­лу че­ло­ве­ку и все­му на­ро­ду. Это и факт, и об­раз. Мо­и­сей лег­ко нёс их с го­ры, по­ка не уви­дел безза­ко­ния на­ро­да, но об этом поз­же.

На Си­най Мо­и­сея со­про­во­ж­дал Ии­сус, ко­то­ро­го Мо­и­сей го­то­вил се­бе в пре­ем­ни­ки. Под­нял­ся же на вер­ши­ну го­ры он один и на­еди­не бе­се­до­вал с Бо­гом. У под­но­жия го­ры ос­та­лись семь­де­сят ста­рей­шин, ко­то­рым Мо­и­сей за­по­ве­дал в мол­ча­нии до­жи­дать­ся его.

Ко­г­да Мо­и­сей под­нял­ся к вер­ши­не го­ры, то уви­дел об­ла­ко – знак при­сут­ст­вия Бо­жия. Сла­ва Бо­жия как си­я­ю­щее об­ла­ко шесть дней по­кры­ва­ла го­ру, и все шесть дней Мо­и­сей мол­ча ждал, ко­г­да Гос­подь по­зо­вет его. За­чем так дол­го? Что­бы за это вре­мя, ос­та­вив вся­кое «жи­тей­ское по­пе­­ч­ение», мол­ча, со­сре­до­то­чен­но, бла­го­го­вей­но взи­рая на бли­з­кое и не­­д­о­сту­пное си­я­ние Бо­же­ст­ва, под­го­то­вить­ся к бе­се­де с Бо­гом. Об­ла­ко, ве­ро­ят­но, толь­ко для Мо­и­сея бы­ло све­то­зар­ным и не пу­га­ло его. Из­ра­­ил­ьт­яне же ви­де­ли его как гро­зо­вое, по­сто­ян­но озаряе­мое вспыш­ка­ми мо­л­ний, так что вер­ши­на го­ры им ка­за­лась пла­мен­ной.

Ко­г­да Мо­и­сей ус­лы­шал зов, то под­нял­ся на вер­ши­ну, во­шёл в об­­л­ако и про­был там со­рок дней, вклю­чая и те шесть дней, ко­то­рые про­вёл в ожи­да­нии. Чем он пи­тал­ся то­г­да? Ско­рее все­го, ему да­же не при­­х­од­ила мысль о еде. Ес­ли вдох­но­в­лён­ные ка­кой-ни­будь иде­ей твор­цы зем­ных цен­но­стей мо­гут за­быть на вре­мя обо всём на све­те, то тем бо­лее Мо­и­сей, подготов­лен­ный пре­ж­ним опы­том воз­дер­жа­ния и ув­ле­­чё­нный от­крыв­шим­ся ему гор­ним ми­ром, мог не ду­мать ни о ка­ких жи­­те­йских по­треб­но­стях.

По­че­му этот мо­мент Ис­хо­да вспо­ми­на­ет­ся на Пре­об­ра­же­ние? По­­т­ому что Пре­об­ра­же­ние на­по­ми­на­ет вос­хо­ж­де­ние Мо­и­сея на Си­най и яв­ле­ние ему Бо­га в об­ла­ке.

Вот ка­кие па­рал­ле­ли мо­ж­но про­ве­с­ти: Си­най был по­крыт об­ла­ком, в ко­то­ром зву­чал го­лос Бо­жий, – и Фа­вор одел­ся об­ла­ком, из ко­то­ро­­го уче­ни­ки Хри­сто­вы ус­лы­ша­ли го­лос От­ца Не­бес­но­го.

На Си­най бы­ли до­пу­ще­ны из­бран­ни­ки на­ро­да, – и на Фа­вор под­­н­ялись лишь из­бран­ные из из­бран­ных уче­ни­ки Хри­сто­вы. На Си­нае Мо­и­сей тре­пе­тал и ра­до­вал­ся бли­зо­сти Бо­жи­ей, – и на Фа­во­ре уче­­н­ики вскри­ча­ли от стра­ха сна­ча­ла (Мр 9:6), по­том об­ра­до­ва­лись так, что не по­м­ни­ли и не по­ни­ма­ли то­го, что го­во­ри­ли.

На Си­нае Мо­и­сей по­лу­чил за­по­ве­ди Бо­жии, и на Фа­во­ре уче­ни­ки ус­лы­ша­ли крат­кое из­ло­же­ние во­ли От­ца Не­бес­но­го, Ко­то­рый в не­мно­­гих сло­вах за­сви­де­тель­ст­во­вал о Хри­сте как о Сво­ём воз­люб­лен­ном Сы­не и по­ве­лел: «Его слу­шай­те». Это мо­ж­но на­звать дву­мя но­во­за­вет­­н­ыми скри­жа­ля­ми, на ко­то­рых ут­вер­жда­лась ве­ра и по­слу­ша­ние.

Мо­и­сей по­лу­чил за­по­ве­ди Вет­хо­го За­ве­та на Си­нае и, явив­шись на Фа­во­ре, под­твер­дил ко­нец Вет­хо­го и на­ча­ло Но­во­го За­ве­та, скло­нив пе­ред Хри­стом го­ло­ву, как не­ко­г­да на Си­нае пе­ред Бо­гом.

Мо­и­сей при­нёс на­ро­ду за­по­ве­ди Бо­жии, и уче­ни­ки Хри­сто­вы пе­ре­­д­али всем по­ве­ле­ние слу­шать Гос­по­да, ска­зав­ше­го в Еван­ге­лии всё, не­об­хо­ди­мое для спа­се­ния.

***

Вторая паремия.

Кни­га Ис­хо­да

В те дни Гос­подь го­во­рил с Мо­и­се­ем ли­цом к ли­цу — как го­во­рит че­ло­век с че­ло­ве­ком. По­том Мо­и­сей воз­вра­щал­ся в стан, а Ии­сус Навин, юный по­мощ­ник Мо­и­сея, не по­ки­дал Ша­т­ра. Мо­и­сей ска­зал Гос­по­ду: «Ты ве­лел мне ве­с­ти этот на­род даль­ше, но не ска­зал, ко­го по­шлёшь со мною. Ты го­во­рил мне, что по­м­нишь имя моё, что я уго­ден Те­бе. Ес­ли так, то по­ве­дай мне пу­ти Твои, дай по­з­нать Те­бя, что­бы я де­лал угод­ное Те­бе. Ведь эти лю­ди — Твой на­род!»

Гос­подь от­ве­тил: «Я Сам пой­ду с ва­ми и бу­ду те­бе по­мо­гать». Мо­и­сей ска­зал: «Ес­ли Ты с на­ми не пой­дёшь, то и нас не за­ста­в­ляй ухо­дить от­сю­да. Ка­ков знак, что я и этот Твой народ угод­ны Те­бе? Толь­ко тот, что Ты пой­дёшь с на­ми! Этим Ты по­ка­жешь, что от­ли­ча­ешь нас от про­чих на­ро­дов зе­м­ли».

И Гос­подь от­ве­тил Мо­и­сею: «Я вы­пол­ню твою прось­бу, ибо ты Мне уго­ден и Я по­м­ню имя твоё». — «Яви мне Сла­ву Твою!» — по­про­сил Мо­и­сей. И Гос­подь обе­щал: «Всё Моё вели­ко­ле­пие Я про­ве­ду пред то­бою, про­воз­г­ла­шу пред то­бою имя Гос­под­не. Я ми­лую тех, ко­го хо­чу ми­ло­вать, Я ми­ло­сер­ден с те­ми, с кем хо­чу быть ми­ло­серд­ным. Но ты не можешь взгля­нуть Мне в ли­цо, — ска­зал Гос­подь Мо­и­сею. — Не мо­жет че­ло­век уви­деть Ме­ня и ос­тать­ся в жи­вых. Здесь есть ме­с­то, вбли­зи от Ме­ня, — ска­зал Гос­подь Мо­и­сею. — Стань там на ска­ле. Ко­г­да Сла­ва Моя бу­дет про­хо­дить ми­мо, Я спря­чу те­бя в рас­ще­ли­не этой ска­лы и на­крою Сво­ей ру­кой. А ко­г­да прой­ду, то убе­ру ру­ку. Ты уви­дишь Ме­ня сза­ди, а ли­ца Мо­е­го не уви­дишь».

Мо­и­сей вы­те­сал из кам­ня две таб­ли­ч­ки, по­доб­ные пре­ж­ним, а на рас­све­те, с таб­ли­ч­ка­ми в ру­ках, под­нял­ся на го­ру Си­най, как по­ве­лел ему Гос­подь. Спу­с­тил­ся Гос­подь в об­ла­ке, стал пе­ред Мо­и­се­ем и про­воз­г­ла­сил имя Гос­под­не. Про­шёл Гос­подь пе­ред ним — и про­воз­г­ла­сил: «Гос­подь, Гос­подь, Бог ми­ло­серд­ный и до­б­рый, тер­пе­ли­вый, ми­ло­сти­вый и верный!» И Мо­и­сей по­спеш­но скло­нил­ся, про­стёр­ся ниц [пе­ред Бо­гом].

ТОЛКОВАНИЕ НА ВТОРУЮ ПАРЕМИЮ НА ВЕЧЕРНИ

Вто­рая па­ре­мия про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать о Мо­и­сее. По­ка он был на Си­нае, на­род (хо­тя и обе­щал хра­нить за­по­ве­ди) де­лал, что хо­тел. Мо­и­сея не бы­ло ря­дом, и все, как не­ра­зум­ные де­ти, сра­зу же вер­ну­­лись к при­вы­ч­но­му: празд­ник уро­жая шум­но от­ме­ча­ли пе­ред от­ли­тым тель­цом. Бог дал знать об этом Мо­и­сею, на­ме­ре­ва­ясь ис­тре­бить на­род, та­кой не­вер­ный и не­по­сто­ян­ный. Мо­и­сей стал умо­лять Бо­га про­стить на­род.

Про­сить из­да­ли лег­че. Как толь­ко Мо­и­сей стал спу­с­кать­ся с го­ры и сам уви­дел гу­ля­нье и пля­ски пе­ред тель­цом, он тут же с до­са­дой раз­бил скри­жа­ли. К че­му они, ес­ли лю­ди не хо­тят ни о чем ду­мать? Бес­по­лез­ное зна­ме­ние на­ру­шен­но­го за­ве­та – раз­би­тые скри­жа­ли – толь­ко тер­за­ли ду­шу Мо­и­сея, еще хра­нив­ше­го в па­мя­ти ве­ли­чие ми­ло­­сти Бо­жи­ей к на­ро­ду.

На сле­ду­ю­щий день, на­ка­зав за­чин­щи­ков бес­­чи­нс­тва и раз­бив идо­ла, Мо­и­сей опять по­шёл в го­ру, где со­рок дней мо­лил­ся о про­ще­нии не­по­слуш­но­го на­ро­да. Гос­подь скло­нил­ся на ми­лость, но ска­зал, что те­перь Сам Он не бу­дет со­пут­ст­во­вать им, а по­­в­елит Ан­ге­лу Сво­ему. До это­го ша­тёр, вре­мен­но за­ме­няв­ший ски­нию, был сре­ди на­ро­да. Над ним вре­ме­на­ми по­я­в­лял­ся столп об­ла­ч­ный как знак при­сут­ст­вия Бо­жия. Мо­и­сей вхо­дил в ша­тёр и бе­се­до­вал с Бо­гом. Те­перь ша­тёр был вне ста­на. Ка­ж­дый мог смо­т­реть на не­го толь­ко из­­д­али, зная, что вы­зва­но это гре­хо­па­де­ни­ем на­ро­да. Мо­и­сей вхо­дил в ша­тёр, к ко­то­ро­му ни­кто не смел при­бли­зить­ся. Зная это, лег­че по­нять смысл чи­та­е­мых строк па­ре­мии.

«Гла­го­ла Гос­подь к Мо­и­сею…» Об­ще­ние Мо­и­сея с Бо­гом уди­ви­­тел­ьно тем, что Гос­подь без по­сред­ни­ка, не в при­кро­вен­ных об­раз­ах или зна­ме­ни­ях, а про­с­то, как друг, бе­се­до­вал, от­кры­вая тем ему тай­ну Сво­его снис­хо­ж­де­ния. Тай­на эта в том, что Бог мо­жет ус­т­ра­нить все пре­пят­ст­вия, не под­чёр­ки­вать раз­ни­цы ме­ж­ду Твор­цом и тво­ре­ни­ем, что­бы че­ло­век по­ве­рил: Бог хо­чет в нём ви­деть дру­га. Друг мо­жет не бо­ять­ся Его, толь­ко лю­бить без­гра­ни­ч­но и пре­дан­но.

Из вет­хо­за­вет­­ных пра­вед­ни­ков толь­ко Мо­и­сей явил нам при­мер та­ко­го дру­га. Бли­зость в об­ще­нии с Бо­гом ук­ре­п­ля­ла Мо­и­сея в тру­дах его чрез­вы­чай­но­­го слу­же­ния. Для на­ро­да это то­же ва­ж­но бы­ло, что­бы он учил­ся ува­жать и по­ви­но­вать­ся для сво­ей же поль­зы. Мо­и­сей вхо­дил в ша­тёр для бе­се­ды с Бо­гом, ос­та­в­ляя как сто­ро­жа Ии­су­са На­ви­на. Те­перь, по­­­мня ска­зан­ное об Ан­ге­ле, Мо­и­сей го­во­рит Бо­гу, что не зна­ет, кто бу­дет ве­с­ти их. Го­во­рит это по­то­му, что в ду­ше он очень не хо­тел, что­бы Бог от­сту­пил от Сво­его на­ро­да. На­по­ми­ная о пре­ж­них обе­то­ва­ни­ях Мо­и­сею, вождь на­ро­да из­ра­и­ле­ва про­сит яв­ных до­ка­за­тельств то­го, что Бог сно­ва бу­дет с ни­ми, бу­дет их ру­ко­во­ди­те­лем и тем до­ка­жет всем пле­ме­нам и на­ро­дам, что на­род из­ра­иль­ский – Бо­жий на­род, из­­бра­нный на­род. Бог обе­ща­ет, как пре­ж­де, ве­с­ти на­род и ус­по­ка­и­вать его. Од­на­ко Мо­и­сей на­стой­чи­во по­в­то­ря­ет, что го­тов от­ка­зать­ся от на­­д­е­жды прий­ти в обе­то­ван­ную зе­м­лю, го­тов ос­тать­ся в пу­с­ты­не, ес­ли Бог не пой­дет Сам с ни­ми.

По­че­му Мо­и­сей не хо­чет ус­по­ко­ить­ся? Он не уве­рен в лю­дях, бо­ит­ся за них и спе­шит за­ру­чить­ся обе­ща­ни­ем Бо­жи­им, хо­чет ус­лы­шать сно­ва от Бо­га, что Он не ос­та­вит на­род Свой, ес­ли он и опять ока­жет­ся не­по­сто­ян­ным и не­вер­ным. Бог под­твер­жда­­ет пре­ж­де дан­ное обе­ща­ние Мо­и­сею. Мо­и­сей с еще боль­шим дерз­но­­в­ен­ием про­сит по­ка­зать сла­ву Бо­жию. Че­го он хо­чет? Сла­ва Бо­жия яв­­л­ена ему в об­ла­ке, он ви­дел ее на Си­нае, в ски­нии. Те­перь он хо­чет ви­деть Бо­га ли­цом к ли­цу. Хо­чет, что­бы ни­ч­то не ме­ша­ло, не за­сло­ня­­ло, не ту­ма­ни­ло это­го ви­де­ния: ни об­ла­ко, ни дым, ни огонь, ни­ка­кая тень. Бог ему обе­ща­ет, до­ба­в­ляя: «воз­зо­ву о име­ни Мо­ем», то есть че­рез Бо­га Сы­на, Ко­то­рый мо­жет яв­лять­ся в чув­ст­вен­ном об­ра­зе, то­г­да как ви­деть Бо­га От­ца так не­воз­мо­ж­но для смерт­но­го.

Сей­час, как от­вет Бо­га, Мо­и­сей слы­шит: «по­ми­лую, его­же аще ми­лую», то есть ми­лость и ще­д­рость от­кро­ет ему Бо­га, но уви­деть Бо­га ли­цом к ли­цу не­­во­зм­о­жно ни для ко­го из смерт­ных. Бе­з­о­па­с­нее Мо­и­сею ук­рыть­ся в рас­се­ли­не скал, и Бог по­кро­ет его, что­бы лу­чи Бо­же­ст­ва не по­вре­ди­ли не­мощ­но­му че­ло­ве­ку, хо­тя бы и Мо­и­сею.

По­с­ле это­го ве­ле­но бы­ло под­го­то­вить но­вые скри­жа­ли и под­нять­ся на Си­най. Там сно­ва бу­дут на­чер­та­ны за­по­ве­ди Бо­жии. На Си­нае Мо­и­сей ви­дит сла­ву Бо­жию и кла­ня­ет­ся Бо­гу в бла­го­го­вей­ном тре­пе­те.

На Пре­об­ра­же­ние это чи­та­ет­ся по­то­му, что на Фа­во­ре Мо­и­сей уви­дел обе­щан­ное ему Бо­гом: че­рез Ии­су­са Хри­ста он уви­дел Бо­га ли­цом к ли­цу, как и про­сил пре­ж­де. Он по­лу­чил ис­по­л­не­ние про­ше­ния че­рез ве­ка. Те­перь не на­до пря­тать­ся в щель, те­перь в ли­це Бо­га Сло­ва Мо­и­сей ви­дит под­твер­жде­ние обе­щан­ной ми­ло­сти и ще­д­ро­сти. Сын Бо­жий, став­ший Бо­го­че­ло­ве­ком, Ко­то­ро­го мог­ли ви­деть лю­ди – Тот же не­при­ступ­ный Бог, Ко­то­рый хра­нит вер­ность из­бран­но­му на­ро­ду, вклю­чая в чи­с­ло из­бран­ни­ков всех вер­ных хри­сти­ан. В но­вом за­ве­те обе­то­ва­ния Бо­жии при­об­ре­ли пол­ную яс­ность и кон­крет­ность для тех, к ко­му об­ра­ще­но сло­во Бо­жие: «То­го по­слу­шай­те».

***

Третья паремия.

 3 Кни­га Царств

В те дни при­хо­дит Илия в Бе­эр-Ше­ву иу­дей­скую. Там он ос­та­вил сво­его слу­гу, а сам уда­лил­ся в пу­с­ты­ню на один день пу­ти, сел под ра­ки­той и стал мо­лить Гос­по­да о смер­ти: «До­воль­но с ме­ня, Гос­подь! Возь­ми мою жизнь — чем я луч­ше мо­их пред­ков?»

Он лёг и ус­нул под ра­ки­той. И ви­дит: ан­гел ко­с­нул­ся его и го­во­рит ему: «Встань, по­ешь». Смо­т­рит — у не­го в из­го­ло­вье ле­пёш­ка, ис­пе­чён­ная на уг­лях, и кув­шин с во­дою. Он по­ел, по­пил, лёг опять — и сно­ва по­сла­нец Гос­по­да ко­с­нул­ся его и ска­зал: «Встань, по­ешь — не­бли­з­кий путь те­бе пред­сто­ит». Он встал, по­ел и по­пил.

Под­кре­пив­шись этой пи­щей, шёл со­рок дней и со­рок но­чей, по­ка не при­шёл к Божь­ей го­ре, к Хо­ри­ву. Там Илия за­но­че­вал в пе­ще­ре. Гос­подь ска­зал: «Вый­ди, пред­стань на го­ре пе­ред Гос­по­дом».

И уви­дел Илия, как ми­мо идёт Гос­подь. Пе­ред Гос­по­дом — мощ­ный мо­гу­чий ве­тер, дро­бя­щий го­ры, кру­ша­щий ска­лы; но Гос­подь не в ве­т­ре. Сле­дом за ве­т­ром — зе­м­ле­тря­се­ние, но Гос­подь не в зе­м­ле­тря­се­нии. Сле­дом за зе­м­ле­тря­се­ни­ем — огонь, но Гос­подь не в ог­не. А сле­дом за ог­нём — тон­кий звук ти­ши­ны… Ус­лы­шал это Илия и за­крыл ли­цо ман­ти­ей, вы­шел и стал у вхо­да в пе­ще­ру. И был ему го­лос: «За­чем ты здесь, Илия?» Гос­подь ска­зал ему: «От­пра­в­ляй­ся сно­ва в путь. Иди в Да­мас­скую пу­с­ты­ню и сво­им по­ма­за­ни­ем воз­ве­ди Ха­за­э­ла в ца­ри ара­ме­ев, Ие­гу, сы­на Ним­ш, — в ца­ри Из­ра­и­ля, а Ели­сея, сы­на Ша­фа­та, из Авел-Ме­хо­лы, — в про­ро­ки, он бу­дет тво­им пре­ем­ни­ком.

 

ТОЛКОВАНИЕ НА ТРЕТЬЮ ПАРЕМИЮ НА ВЕЧЕРНИ

Тре­тья па­ре­мия по­свя­ще­на вто­ро­му уча­ст­ни­ку сла­вы Пре­об­ра­же­­ния – про­ро­ку Илии.

Про­рок Илия чу­де­с­но до­ка­зал все­му на­ро­ду ис­тин­ность оте­че­с­кой ве­ры в еди­но­го Бо­га, ос­во­бо­дил от вли­я­ния слу­жи­те­лей Ва­а­ла и убе­жал от гне­ва Ие­за­ве­ли.

Ка­за­лось бы, ему, за­клю­чив­ше­му не­бо и низ­­ве­дш­ему дождь, бо­ять­ся Ие­за­ве­ли? Бла­жен­ный Фео­до­рит го­во­рит, что и про­ро­ку (осо­бен­но по­с­ле яв­ных чу­дес) до­пу­с­ка­лось пе­ре­не­сти тя­же­лое со­сто­я­ние ду­ши, что­бы не под­пасть вла­сти гор­до­сти, стать над­мен­ным. Страх ос­лаб­ля­ет ду­шу, уг­не­та­ет, а пе­ре­жи­тое на­по­ми­на­ет о соб­ст­вен­ной не­мо­щи. Илия бо­ял­ся Ие­за­ве­ли не по­то­му, что она мог­ла его убить. Смерть ка­за­лась ему из­ба­в­ле­ни­ем от стра­да­ний. Ему ка­­з­алось не­вы­но­си­мой мысль о том, что зло­ба Ие­за­ве­ли при­ве­дет к ис­ко­­р­ен­ению ис­тин­но­го бо­го­по­чи­та­ния.

Он бе­жал в Вир­са­вию, но там не ос­тал­ся, по­шёл в пу­с­ты­ню один, от­пу­с­тив слу­гу. День шёл по Ара­вий­­ской пу­с­ты­не, как раз там, где ко­г­да-то про­хо­ди­ли из­ра­иль­тя­не, на­пра­­­вл­яясь к зе­м­ле обе­то­ван­ной. По­да­в­лен­ное на­стро­е­ние не рас­се­и­ва­­лось. При­сев в жид­кую тень мож­же­ве­ло­во­го ку­с­та, ус­тав­ший, го­лод­ный, рас­стро­ен­ный, он му­чил­ся от то­го, что все его уси­лия вос­­ст­ан­овить ис­тин­ное бо­го­по­чи­та­ние ни к че­му не при­ве­ли. Ка­за­лось, что лег­че уме­реть, чем ми­рить­ся с этим. И Илия про­сит у Бо­га смер­ти.

С та­ки­ми мы­с­ля­ми он за­снул под этим же ку­с­том. Ан­гел Бо­жий раз­бу­­дил его, ве­лел встать и по­есть. Илия уви­дел хлеб и во­ду. Вряд ли он яс­но ви­дел Ан­ге­ла (ес­ли б так бы­ло, он бы окон­ча­тель­но про­снул­ся и боль­ше не за­снул), ско­рее все­го он был в по­лу­дре­мо­те. Во­ду и хлеб он не толь­ко ви­дел, но и под­кре­пил­ся, за­снув сно­ва. И сно­ва его бу­дит тот же го­лос. Илия сно­ва ест, окон­ча­тель­но про­сы­па­ет­ся и по­ни­ма­ет, что на­до ид­ти. Вста­ет и идет к Хо­ри­ву.

Шёл Илия со­рок дней и но­чей. По­­ч­ему так дол­го? Ви­ди­мо, он еле дви­гал­ся, не в си­лах пре­одо­леть вну­т­­ре­нн­его рас­слаб­ле­ния, уси­лен­но­го ус­та­ло­стью, вы­ну­ж­ден­ным по­стом, тру­д­но­стью пу­ти и пло­хим на­стро­е­ни­ем.

На­ко­нец он на­шёл пе­ще­ру и ук­рыл­ся в ней. Гос­подь зо­вёт его: «За­чем ты здесь, Илия?» (в са­мой па­ре­мии это­го от­рыв­ка нет, так как в те вре­ме­на, ко­г­да со­ста­в­ля­лась служ­ба, все ве­ру­ю­щие зна­ли Свя­щен­ное Пи­са­ние очень хо­ро­шо) Илия по­в­­т­ор­яет то же са­мое: ал­та­ри раз­ру­ше­ны, про­ро­ки Бо­жии уби­ты, ос­тал­­ся он один, и его ищут, что­бы убить. Прав­да, смер­ти се­бе он уже не про­сит, но го­речь оди­но­че­ст­ва от­ра­в­ля­ет жизнь. На­де­ж­да на Бо­га и упо­ва­ние на Не­го еще не во­о­ду­ше­ви­ли его смя­тен­ной ду­ши.

В от­вет Гос­подь ве­лит ему зав­т­ра вый­ти из пе­ще­ры и стать на от­кры­том ме­с­те. Он ус­лы­шит бу­рю, от ко­то­рой го­ры бу­дут тре­с­кать­ся и па­дать кам­ни. Бу­рю сме­нит зе­м­ле­тря­се­ние. Про­не­сёт­ся огонь. Всё это зна­ме­ния при­­бл­иж­ения Гос­по­да, как бы­ло и на Си­нае. Но при­сут­ст­вие Бо­жие не в этих мощ­ных и ус­т­ра­ша­ю­щих яв­ле­ни­ях. Гос­подь от­крыл­ся в ти­хих зву­ках на­бе­жав­ше­го ве­тер­ка. И вот, ко­г­да Илия ощу­тил при­сут­ст­вие Бо­жие, он сно­ва дол­жен был от­ве­тить на во­п­рос: за­чем он здесь? Он по­в­то­рил то же са­мое, но уже без жа­ло­бы и смя­те­ния. Те­перь он ис­по­­в­ед­ует Бо­гу свою ви­ну: ма­ло­ду­шие и страх. Гос­подь по­ве­лел ему воз­­вр­атит­ься ту­да, от­ку­да он бе­жал, и про­дол­жить свое слу­же­ние.

По­че­му про­рок Илия, быв­ший уча­ст­ни­ком Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня на Фа­во­ре, пред­ста­в­лен в этот празд­ник вос­по­ми­на­ни­я­ми не луч­ших сво­их дней?

Мо­жет быть, это для то­го, что­бы ни­кто ни­ко­г­да не счи­тал, что мо­жет без Бо­га че­го-то до­с­тичь, по­нять, ус­во­ить. Про­рок Илия был рев­но­стен и ре­ши­те­лен, по­ка Бог да­вал ему му­же­ст­во и си­лы. Тот же про­рок пе­ре­жил ус­та­лость и ма­ло­ду­шие, ко­г­да Бог дал ему по­нять, что всё тво­рит Он, а че­ло­век то­г­да си­лен и смел, ко­г­да Бог с ним.

При­мер про­ро­ка Илии, ощу­тив­ше­го Бо­га в лёг­ком ды­ха­нии ве­тер­ка и ис­по­ве­­да­вш­его Ему свою не­мощь и страх, бу­дет всем вер­ным ука­за­ни­ем пу­ти: к си­я­нию сла­вы Бо­жи­ей на Фа­во­ре шли ве­ли­кие из­бран­ни­ки Бо­жии пу­тём труд­ным, скорб­ным и са­мо­от­вер­жен­ным.

Здесь, на Фа­во­­ре, для Илии бы­ло и от­кро­ве­ние Св. Тро­и­цы в сло­вах: «изы­ди, и ста­ни… пред Гос­по­дем». Гос­подь го­во­рит (т. е. Бог Отец) и Гос­подь при­зы­ва­ет пред­стать Гос­по­ду (Бо­гу Сы­ну), что воз­мо­ж­но ус­лы­шать и по­нять при дей­ст­вии Свя­то­го Ду­ха. По­с­ле­до­вал это­му по­ве­ле­нию про­рок Илия уже окон­ча­тель­но, пред­став Гос­по­ду Ии­су­су Хри­сту на Фа­во­ре. Все они: и про­рок Илия, и про­рок Мо­и­сей для Но­во­за­вет­ной Цер­к­ви яви­ли связь вре­мен и ис­по­л­не­ние по­ве­ле­ний Гос­под­них, для ко­то­рых нет пре­град, нет из­ме­не­ния, нет про­шло­го. Всё Бо­жие жи­во и пре­бы­ва­ет все­гда.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Дорогие гости нашего монастыря!

Мы приветствуем вас на новом сайте нашей молодой обители.

Монашеская жизнь в Ольшанке началась всего шесть лет назад, и сейчас мы, можно сказать, проходим этап монастырского «младенчества». Мы очень рады, что вы с нами, что Ольшанка с её неиссякаемой отрадой и утешением есть и в вашей жизни, и приглашаем строить этот монастырь вместе.
Вы можете оставить разовое пожертвование или подписаться на ежемесячную помощь нашей обители.

Мы с любовью молимся о всех наших жертвователях и всегда ждем на совместную молитву!

Другие записи этой рубрики