«Я спрашиваю себя: в чём необходимость епископов»

Протопресвитер Александр Шмеман. Из «Дневников»

Протопресвитер Александр Шмеман

Я спрашиваю себя (и делаю это после каждого Собора): в чём незаменимость, я бы даже сказал, необходимость епископов? Почему, будучи почти всегда просто вредными на уровне «текущих дел», они нужны и полезны на каком-то другом, неизмеримо более глубоком уровне, который один, в сущности, важен, делает Церковь Церковью? Я знаю, всегда знаю, что это именно так, но как «выразить» это знание?

Когда думал об этом сегодня, идя домой со станции, вдруг в сознании явственно прозвучали слова: «на недвижимом камени». Епископы — «недвижимый камень» в двух возможных смыслах этого выражения. В отрицательном: именно камень — мёртвого авторитета, страха, самоуверенности и т.д., и отсюда, как я говорю, — вред их на уровне повседневных «дел». Но и в положительном.

Вот вчера они временно забраковали кандидатуру во епископы о. Б.Г., при том одной из причин, как мне говорили, было то, что он «инноватор». Сначала меня это взбесило: что, мол, де было бы с нашей Церковью без нашего «инноваторства», то есть, по-нашему, — возвращения к подлинному Преданию и т.д. А потом, поостыв, подумал: так, да не так. Пускай они туги на принятие хорошего, но зато и плохого «инноваторства» не пропустят. Хорошее, если оно подлинно, церковно, истинно, всё-таки рано или поздно пробьётся, процветёт даже и сквозь епископскую обструкцию (укоренённую, главным образом, в чеховском «как бы чего не вышло…»). А плохое будет задержано.

И ещё: чтобы процвело хорошее, достаточно иногда одного «хорошего» епископа; чтобы задержать плохое — нужны они все, нужны как именно камень.

Епископы по самой своей функции — носители в Церкви консерватизма в самом глубоком смысле этого понятия, веры в то, что на глубине Церковь не меняется, ибо она сама есть «не движимый камень». Но так как в Церкви больше, чем где-либо, «веет Дух», но и «духи», этот консерватизм абсолютно необходим…

С епископами в Церкви почти всегда трудно, мучительно, но в лучшие минуты знаешь, что в Церкви должно быть «трудно», что «многими скорбями…». И потому, проведя с этим «трудно» и «мучительно» всю жизнь, я, несмотря на всё, верю в епископство той же верой, которой, несмотря ни на что, верю в Церковь.

Другие записи этой рубрики

Contact Us