Почему Богу так дороги наши слабенькие, кривенькие духовные плоды


Архиепископ Обуховский Иона о многогранности Притчи о блудном сыне.

Притча о блудном сыне, которая читалась в храмах в это воскресенье, вдохновляла очень многих людей на размышления, на творчество и на осмысление описанного в ней. Потому что при всей кажущейся простоте она очень многогранна. И если внимательно читать этот евангельский отрывок, то можно по-разному посмотреть на знакомую, казалось бы, историю.

Голодом и нуждой

Вроде бы всё очевидно. Младший сын получил свою долю наследства, прогулял, растратил до копейки, и когда, как говорится, стало «припекать» — есть нечего и вообще всё плохо, он решил вернуться к отцу. То есть возвращение было вызвано не переживаниями, мол, «я обидел отца», не тоской по отцу, не рефлексией, а исключительно меркантильными соображениями — голодом и нуждой.

Естественно, своё возвращение он, как человек взрослый, решил обставить как полагается и пришёл с сокрушенными словами: «Отче, я согрешил на Небо и пред тобою, недостоин быть твоим сыном, прими меня обратно». Отец, даже не выслушав эти слова, издалека бросился ему навстречу, обнял и велел слугам приготовить пир по случаю возвращения своего несчастного заблудшего сына.

Старший сын, который всегда был при отце, который трудился и рассчитывал на наследство (потому что обычно оно доставалось старшему), возмутился и высказал отцу своё неудовольствие. Дескать, я усердно тружусь и во всём тебе помогаю, и ты даже никогда не дал мне ягнёнка, чтобы мы с друзьями повеселились. А для этого закалываешь целого бычка. Почему так?

И любящий отец говорит замечательные слова: «Всё моё и так твоё. Ты являешься наследником, находишься при мне и ты в полном порядке. А этот человек погибал и вновь ожил. Я считал его потерянным, а он вернулся обратно. Радуйся вместе со мною, ведь это и моя, и твоя радость».

Особенно дорогие плоды

Эта притча, скорее, не о младшем или старшем сыне, а о любящем отце. Наш Небесный Родитель при малейшем движении человеческой души к изменению, к возвращению, бежит навстречу каждому человеку. Не просто милостивно принимает, а бежит, радуясь об обращении заблудшей души.

Люди действительно приходят к Богу самыми разными путями. Необязательно благодаря размышлениям, не всегда это путь ума. Но очень часто — путь покаяния. Когда человек видит, что мир лежит во зле, когда уже ничего не радует, не привлекает, хотя всё, казалось бы, есть у него с избытком и он всё испытал. Тогда приходит осознание, что существует какой-то иной мир, к которому нужно стремиться.

Это обращение, может быть, не вызвано верой, или глубокими покаянными чувствами, или полным осознанием, что такое жизнь с Богом. Но Любящий Отец принимает человека с огромной радостью и даёт ему, как, я думаю, многие из нас испытывали, призывающую благодать. Мы знаем, что того, кто только-только переступает порог Церкви, Господь носит буквально на руках. Подаёт радость молитвы, покаяние, желание познания веры, возможность не грешить. Обращается с ним, как с младенчиком.

Но со временем человек возрастает в духовной жизни, начинает жить в Церкви более осознанно, и тогда потихоньку благодать у него отнимается, чтобы он уже приносил собственные плоды своему Господу. Пусть эти плоды мизерные, кривенькие, косые, с червячками, но он сам их стяжал, и они особенно Богу дóроги.

Потому что всё, чего мы достигаем в период призывающей благодати, не является плодом наших усилий — это подарок от Бога. Мы не получаем за это награды. Но когда становится тяжело, когда для того чтобы стать на вечерние молитвы, нужно, как Мюнхгаузен, буквально за волосы тянуть себя из трясины лени, только эти наши немощные, слабенькие плоды радуют Господа, и Он их принимает.

«Пускай он повеселится»

Эта притча предупреждает нас и о том состоянии, в которое может впасть каждый, кто уже давно в Церкви, и которое святые отцы называют высокоумием, или самоуспокоением. Когда мы всё вроде бы знаем, ходим на службы, участвуем в таинствах, живём по-Божьему, но начинаем успокаиваться и думать, что сделали всё, что положено. Собственно, так думал старший сын.

Возникает состояние некоего превозношения по отношению к тем, кто пока ещё вне Церкви или только делает робкие шажочки на пути к Богу. Так и хочется сказать Небесному Отцу: «Господи, мне тяжело. Я заставляю себя готовиться к Причастию, молиться, поститься. Заставляю себя очень часто с большим трудом. А этот, который только вчера пришёл в Церковь, а до того жил абы как — я прекрасно знаю его жизнь, почему имеет такие дарования? Почему выстаивает все службы, не шелохнувшись, дома с радостью становится на молитву и творит дела милостыни, а мне этого не дано?»

На такие слова Господь, как любимому сыну, отвечает: «Ты и так со мной. И то, что Я имею, всё есть у тебя. Пожалей этого несчастного, юного, прогулявшего своё имение. Он идёт ко Мне, и Я встречаю его с распростёртыми объятиями. Имей к нему снисхождение. Сейчас пускай он повеселится, пускай вкусит этого закланного тельца. Потом ему тоже будет тяжко. Он пройдёт путь, который прошёл ты. Ему нужно будет трудиться, но сейчас пускай он порадуется…»

***

Небесный Отец любит нас в любом нашем состоянии. И в состоянии падения, и в состоянии восстания. И в состоянии греха, и в состоянии покаяния после этого греха. Он нас любит и ждёт. И по каким бы причинам мы к Нему ни пришли, Он всегда будет рад встретить, обнять и заклать для нас тельца упитанного. Главное — нам не отвернуться от Него.

***

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Другие записи этой рубрики